Прогулка по ночному лесопарку — зарисовка

Сейчас около двенадцати ночи [пока писал в транспорте, дело сдвинулось уже к часу]. Бывает, когда я возвращаюсь домой в такое время и по таким случаям, я не отказываю себе в определённого рода удовольствии пройтись по этому достаточно большому и практически безлюдному в это время суток парку, с ветвистыми деревьями, размашистыми кустарниками и поросшими камышом прудами. Он примечателен тем, что, смыкаясь одной стороной с лесом, производит немного полузаброшенное впечатление; тут я не слышу пения птиц (возможно, они уже спят :) ), хотя, впрочем, в последние годы в той его части, что примыкает к домам, провели немного освещения и как-то облагородили. Однако, большая часть моего пятнадцатиминутного ночного праменада проходит в полутьме.

Я стараюсь не сворачивать с аллей, путь мне освещает лишь мягкий и едва уловимый свет луны (которая, к тому же, предпочла на сей раз спрятаться за облаками над крышами). В эти минуты я могу довольно легко подвергнуться нападению грабителей, просто неадекватных людей, собак — мне, затерявшемуся в гуще этих зарослей, никто не придёт на помощь. Отчасти, конечно, это своего рода проверка на «слабо», которую я сам себе организую, какой-то дурацкий азарт: ну как, мол, осилишь, не «зассышь», или пойдёшь позорной короткой дорогой вдоль шоссе? И каждый раз я выбираю джаз.

Как-то давно, помню, наткнулся здесь, в тех же «азартных» обстоятельствах, на две фигуры вдали: вдруг, заметив моё приближкние, они резко дали дёру с аллеи и скрылись в кустах. Я, немного опешив, окрикнул — они вернулись. Темнота, две непонятные фигуры и я. И вот мы сблизились: фигурами оказалась пара «гастарбайтеров», по-русски они, такое впечатление, не говорили вовсе. Разминулись кое-как, но было жутковато.

С тех пор прошло много времени, с этим парком у меня много воспоминаний, которые потеряли актуальность и растаяли светлой дымкой за давностью лет. Но с какого-то времени я снова имею возможность гулять здесь… И сегодня я столкнулся здесь не с людьми, а со своими ощущениями. Идя по этим безлюдным аллеям средь давящей темноты, высоких деревьев и густых кустарников, я какое-то время не чувствовал ничего, кроме приятного тепла и спокойствия. На меня мог напасть кто угодно, но я не чувствовал страха. Я просто чувствовал, что иду именно туда, куда иду, что иду и в этом — всё, я сливаюсь с этим пространством; я шёл неспеша, словно парил.

И мне в голову в этот момент не пришло ничего иного, кроме как то, что в какое-то время после смерти мы, наши души совершают примерно такой же одинокий «трип»: нам тепло, мягко и хорошо, мы летим вдоль блёклого, едва заметного света по узким аллеям; местами мы полнимаемся и опускаемся, местами сворачиваем, иногда наш путь ровен. Но мы знаем, чувствуем, куда нам двигаться. Страха нет, но нет и эйфории — просто совершаем приятный праменад по ночному лесопарку — делаем то, что должно. Но мы должны помнить об опасности, грозящей нам сбоку; о тех, кто нам может помешать дойти — такая вероятность есть. Когда я про это вспомнил, ко мне вернулось чувство страха, жгучее, земное…

Запись опубликована в рубрике essai, Parerga and Paralipomena. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Внимание! Администрация сайта adlersky.top не имеет отношения и не несёт никакой ответственности за публикуемые ниже, т.е. под оригинальными записями и внизу страниц сайта, комментарии, не отвечает за их содержание. Все права на комментарии (и всё бремя ответственности за публикацию) принадлежат их авторам.

Добавить комментарий

Публикуя здесь что-либо, вы обязуетесь строго следовать российскому законодательству и несёте ответственность за свои комментарии самостоятельно. Ваши персональные данные здесь не обрабатываются и не хранятся. Администрация сайта adlersky.top не имеет отношения и не несёт никакой ответственности за публикуемые под записями и страницами сайта комментарии.
Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.