О позднесредневековом исламе замолвите слово

Посетив относительно недавно Индию и понабравшись там впечатлений (разнохарактерных 🙂) и всё же постаравшись (даром что «в темпе вальса») посетить хотя бы основные популярные достопримечательности, не мог не обратить внимания на то, что тамошний регион, как минимум, в культурном смысле сильно обогатила исламская религия. Даже правители времён агрессивного Делийского султаната, которых вряд ли можно назвать толерантными к индуизму к местным дхармическим религиям и их святыням, старались не просто разрушать чужие храмы, но и всё же что-то строить.

Так, одна из наиболее популярных достопримечательностей в Дели, знаменитый Кутаб-Минар, который я постарался рассмотреть вблизи и который мне показался довольно любопытным, технологично выполненным и не лишённым эстетики сооружением, был возведён в 12 в. именно делийским султаном. Я вообще думал, что это постройка эпохи Империи Великих Моголов — но внезапно (для меня, в смысле 🙂) оказалось, этот (самый высокий на сегодняшний день, если не ошибаюсь) минарет был возведён несколько раньше. Даром что для постройки использовались камни из развалин индуистских храмов, которые султаны массово выпиливали разрушали и оскверняли.


Кутуб-Минар, Дели | часть комплекса с минаретом | фото не моё

А уж про могольских падишахов, обессмертивших себя в т.ч. и грандиозным архитектурным наследием, в этом смысле и говорить нечего — это просто какой-то эталон (из палаты мер и весов 🙂) религиозной толерантности; и тем более удивительно, что речь идёт о Средних веках, когда ту же Европу раздирали кровопролитные религиозные войны.

Сами могольские императоры, конечно же, исповедовали ислам и были довольно прилежными и набожными мусульманами, однако ввиду высокой образованности и культуры политику проводили очень и очень веротерпимую. Закон шариата насаждали далеко не повсеместно, отказались от религиозного налога для не-мусульман, строили индуистские храмы, инкорпорировали в элиту местные кланы в соответствии с их «дхармическим» предназначением (ну, раджпутов и кшатриев использовали в армии, браминов — в администрации и т.п.).

Дело доходило даже до того, что индуистским и джайнистским общинам предоставлялось что-то типа местного самоуправления, а сами могольские императоры брали в жёны представительниц из кланов местной индийской знати (например, обессмертивший своё имя постройкой Тадж-Махала Шах Джахан был наполовину тюрок — наполовину раджпут).

Также интересно, что один из успешнейших могольских правителей, третий могольский император Абу Акбар (сердце которого было особо открыто к джайнизму) изобрёл этакий религиозный «фьюжн», именуемый «годизмом». С объявлением самого императора в качестве божества, как же без этого. 🙂 Эта религия, правда, умерла вместе с ним, как в случае, например, с жившим пару тысячелетий назад фараоном Эхнатоном, — только в отличие от своего египетского коллеги, насаждавшего культ Атона «огнём и мечом», Акбар действовал мягко, да годизм был, в сущности, «синкретичной похлёбкой», этаким зонтиком, под которым каждый исповедовал то, что ему нравилось. (В сторону замечу, что религия — вообще, сложная и многофакторная штука, и идеи в стиле «а давайте вот это вот всё аккуратненько объединим, чтобы всем было хорошо и никто не враждовал», как правило, нигде не приживаются или не находят массового признания. У меня, впрочем, есть свои соображения, что теоретически можно было бы тут сделать, но об этом поговорим в другой раз 🙂).


Император Акбар принимает послов английской королевы Елизаветы I. Англия вроде «уважаемый партнёр» — да встречают в несколько «спартанских» условиях. Послам даже не предложили присесть. 🙂

Очень интересная деталь — историки не спорят с тем, что последний из великих могольских императоров, Аурангзеб, который в религиозной политике внезапно развернулся на 180 градусов и начал жёстко теснить и преследовать традиционные для индийского субконтинента дхармические религии, де-факто заложил мины в фундамент великой империи, которые подорвались сразу после его смерти и дезинтегрировали империю, благодаря чему огромная территория Индии довольно быстро перешла под контроль «солдат удачи» из Британской Ост-Индийской Компании. Тогда как при его «толерантных» предшественниках Могольская империя была чем-то вроде мощной региональной державы, наладивший достаточно прочные, выгодные для империи (а вовсе то, что было несколько позже, под управлением англичан) торговые связи с Британией, Францией, Португалией, Османской империей и прочими тогдашними «уважаемыми партнёрами».

По разным оценкам, империя в то время (16-18 вв.) давала от 17 до 22% мирового ВВП. Не говоря уж о том, что архитектурные сооружения, возвещённые при Великих Моголах, как бы это ни пафосно звучало, представляют собой культурную ценность для человечества, и многие из них (форты из красного песчаника и мрамора, типа Красного Форта в Дели и Агре, та же гробница Хумаюна, тот же Тадж Махал) входят в наследие ЮНЕСКО и привлекают в Индию множество туристов.

Кстати сказать, многое из того, что в любимом туристами городе Джайпуре построено тамошними раджами, на деле представляет из себя смесь раджпутской и могольской архитектуры и построено на средства из казны империи с позволения Моголов — в рамках квотирования и имплементации имперской политики сохранения и развития не-мусульманской культуры.

И не могу не отметить, что Великие Моголы были покровителями музыки! Ведь именно при них музыкантом, поэтом и суфием Амиром Хосровом был изобретён такой «исконно индийский» музыкальный инструмент, как ситар. 🙂


Барабан табла — ещё один «исконно индийский» инструмент, изобретённый почтеннейшим суфием. 🙂

И кстати, есть в Дели известная достопримечательность, называется Храм Лотоса. Внутрь, правда, меня не пустили, охранник с улыбкой поставил меня перед дилеммой: или прям тут выбрасываешь/выпиваешь кока-колу, либо смотришь на храм через забор; я выбрал второе. 🙂 Так вот, архитектурное решение этого здания (оно, кстати, не какое-то там древнее сооружение, а новодел из 70-х гг. прошлого века) принадлежит иранскому архитектору, а сама религия бахаи, славящаяся своей толерантностью и декларирующая «единство всех религий», равноценность всех имевших место «богоявлений» (Иисус, Будда, Мухаммед, Заратустра и т.д.) и дозволяющая молиться в храме кому угодно (правда, не знаю, как с остальными, но православному там совершать богослужение всё же не стоит), была изобретена исламским(!) аристократом Бахауллой.


«Храм Лотоса» — прекраснейший образчик архитектуры, воздвигнут по проекту иранского архитектора как культовое сооружение религии, придуманной мусульманскими аристократами | фото не моё

Короче говоря, на примере истории Индии можно судить, что не всякий ислам «одинаково вреден полезен». И если сейчас умные дяди в процессе выяснения отношений друг с другом всеми силами раскручивают его в негативном ключе и терроризируют им европейского и российского обывателя и параллельно ввергают в региональный хаос ближневосточные государства, используя радикальный религиозный фанатизм, то в некоторых исторических периодах ислам был, напротив, локомотивом к внешнеполитическому и экономическому процветанию государств, а также культурным фундаментом для толерантной внутренней политики и даже питательной средой для выращивания целых веротерпимых религиозных систем.


Запись опубликована в рубрике essai, путешествия с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.